Воронежец рассказал о переезде и жизни на Филиппинах

Когда-то он был одним из самых популярных диджеев легендарного паба «Сто ручьёв». Потом успешно продвигался по карьерной лестнице в «Красном квадрате», где занимался крупнейшими телепроектами, участвовал в организации «Послания Президента Федеральному собранию». А однажды оказался в отпуске на Филиппинах и решил там остаться надолго. Анатолий Шаров, он же dj SunShine – герой большого интервью в журнале «Глаза».

Расскажи, где учился в Воронеже (школа и после), кем мечтал стать, выбрал ли свой путь заранее или после школы метался?

— В Воронеже я учился в гимназии №4, ныне – имени Никитина. Папе хотелось, чтобы я изучал французский язык, поэтому им я с детства и овладевал. Кроме того, меня отдали ещё и в бальные танцы, где мне очень понравилось. Постоянные тренировки меня захватили на столько, что немного просел язык. Родители поставили условие: или пятёрки по французскому, или никаких танцев.

В итоге я стал едва ли не лучшим в школе по знанию этого языка, постоянно выигрывал олимпиады, отправлялся на встречи с видными представителями Франции. И всё это ради танцев – нельзя сказать, что мне нравилось учить иностранный язык. За 10 лет в них тоже достиг крутых результатов, выступал на международных соревнованиях.

И что интересно, ни в одном из этих занятий у меня не было больших амбиций. Я ни о чём не мечтал.

Да, была ещё предрасположенность к математике. ЕГЭ сдал так хорошо, что поступил сразу в три вуза, а выбрал математическое направление в РУДН.

Как стал диджеем: кто привёл, где учился, в каких клубах крутил изначально?

— Лет в 15 для того, чтобы готовится к поступлению, я бросил танцы. Но так как душа к ним рвалась, стал ходить по клубам. Первым был Trancefloor, где я выплёскивал энергию, как мог и умел. Ну и общем стал часто ходить по ночным танцевальным заведениям. А однажды попал в «Ручьи». Так как мне ещё не было 18 лет, охрана не пускала, но как-то выбрал момент и проскочил. Там увидел за пультом диджея, которого звали Изюм, и стал до него докапываться – научи! Он сдался, назначил встречу перед какой-то студенческой вечеринкой на ней показал, как работает пульт. Конечно, сначала ничего не получалось, но мои визиты в «Ручьи» стали регулярными, и каждый раз получалось всё лучше.

А когда я оказался в Москве, точно также напросился и стал пробовать играть в диджей-кафе «Стерео» на Новослободской. Но в столице я прожил недолго. Со временем я понял, что математиком становиться не хочу, и уже через полгода вернулся в Воронеж, где пошёл учиться на политолога. Тут же сначала продолжил набивать руку в диджействе в клубе ХХL (где-то в районе СХИ был) и опять стал появляться в «Ручьях».

Какую музыку играл, как менялись вкусы во времени?

— Можно сказать, что я как услышал от Изюма хороший, классический house, так его до сих пор и люблю. Сейчас этот стиль называют попсой, тусовщики предпочитают techno. Но я считаю, что house – это не поп-музыка. Конечно, у меня есть в арсенале разные оттенки хауса: Tech, Deep и т.д., но это нюансы. Главное – я люблю эмоциональную музыку. Сейчас, на Филиппинах я вновь играю свой любимый стиль и даже стал на своём острове самым популярным диджеем, обязательно кручу на всех лучших вечеринках. И всё это – со своим любимым хаусом.

Кстати, твоя музыка в клубе и дома – это разные направления?

— На 90% разная. В клубе я подпитываю множество людей. Кстати, я не умею играть, когда нет публики. Всё-таки, диджей – это артист, который взаимодействие с аудиторией. Музыка – это инструмент.

Дома – другое. В моём плейлисте есть треки из тех, что звучат во время сетов, но там много русского рока, Земфиру, к примеру, очень люблю. Не разделю пристрастия по стилям, странам, просто слушаю эмоциональную, красивую музыку.

Какое время в твоей диджейской карьере ты бы назвал апогеем?

После того, как в «Ручьях» арт-директором стал Кирилл Шансутдинов, его девушка Алиса позвала меня сыграть на хаус-вечеринке. Это меня вдохновило, я набрался смелости, сам подошёл к Кириллу и предложил сделать after-party на Мансарде. И вот, с 2010 по 2013 и было то самое пиковое время в моей диджейской карьере. Это были сумасшедшие утренние часы и годы. К 14-му году популярность house-музыки стала угасать, и я, помню, устроил вечеринку «5 лет за пультом», которая, можно сказать, стала прощальной.

Когда ты решил вновь перебраться в Москву? Что тебя там прельстило?

— Так вышло, что здесь я и с девушкой расстался, и с музыкой всё стало угасать, ничего уже в Воронеже не держало. А тот, первый период в Москве запомнился какими-то тёплыми моментами. И я в день своего 25-летия сел в машину и поехал в столицу.

Чем занимался в столице от приезда из Воронежа до отъезда на Филиппины?

В Москве меня особо никто не ждал, но были деньги на первый месяц – аренда жилья, питание и т.д. Но вскоре нашёлся человек, который предложил создать интернет-магазин по продаже надувных лодок, и первый год у нас неплохо шёл этот бизнес. Потом наши пути разошлись, и я устроился помощником руководителя компании, где мне пришлось выполнять огромны спектр работ: от покупки трактора до организации посадки яблоневого сада на несколько гектаров. Владелец фирмы это оценил и сделал меня генеральным директором.

А потом всё перевернулось, когда я перешёл в компанию «Красный квадрат», где уже работала моя на тот момент ещё девушка. Сначала меня туда брать не хотели, так как у них не приветствуются пары, но получилось доказать, что я им нужен. Если кто не знает, это бывший «ВиД», но помимо медиа они теперь делают многие крупные проекты. За время работы там я поучаствовал и в создании подземного музея в парке «Зарядье», организации выставок промышленных гигантов и даже проведении «Послания Президента Федеральному собранию». В какой-то момент у меня в подчинении было 11 продюсеров.

Скажи, а получилось на Воронеж посмотреть со стороны, когда ты уже пожил в Москве?

— Да, в полной мере. Ведь я очень часто ездил в Воронеж и постоянно сравнивал города. Наш город я всегда буду любить – он красивый, он разный, здесь много молодёжи. Да, бросается в глаза финансовая сторона. В Москве я обнаружил, что комплект покрышек могу купить с одной зарплаты, а в Воронеже приходится на это подкапливать. Странно, что разница в зарплатах не всегда отражается на ценах, в столице России очень многие вещи и услуги стоят не дороже, чем в столице Черноземья. В Москве вообще нет верхней планки дохода, всё зависит от тебя.

В Воронеже из-за того, что тусовочных мест не так много и все друг дуга знают, все ведут себя определённым образом. А в Москве ты оказываешься как будто бы в новом месте, поэтому ведёшь себя более свободно. В столице можно занять себя абсолютно каждый день по своему запросу: в плане отдыха, культуры, образования, спорта – есть всё. В Воронеже нужно ждать.

Конечно, нельзя не отметить, что по уровню ЖКХ и медицины Москва далеко впереди провинции. Но будем надеяться, что Воронеж когда-нибудь догонит столицу.

Свою жену ты встретил ещё в Воронеже или после твоей иммиграции в столицу?

— Её я встретил году в 2005 вообще в Липецке! В этот город воронежские диджеи и тусовщики ездили в то время регулярно, как и в обратном направлении – липчане. И мы были просто знакомы. А когда я переехал в Москву, выяснилось, что она уже живёт там и у нас общие приятели. Первое время продолжалось чисто дружеское общение, а потом мы стали встречаться.

Когда пришла первая мысль уехать в другую страну?

Мысли уехать из России навсегда у меня не было никогда. Скажу даже, что я считаю себя патриотом нашей страны. Даже когда говорили, что диплом школы с французским уклоном даёт возможности учиться во Франции, я этим не горел, мягко говоря. При этом прекрасно понимаю, что во многих направлениях мы отстаём от Запада, но уверен, что это временно. Всё мы наверстаем.

В 2015 или 16 году, когда дела с магазином лодок шли хорошо, мы с девушкой уехали на месяц в Барселону, где задумались о том, чтобы задержаться подольше. По ряду причин этого не произошло.

А как оказались на Филиппинах – с целью остаться на постоянку или просто проводить там больше времени?

— Сюда мы вообще просто приехали в отпуск. Жена прочитала, что здесь можно как-то поконтактировать с китовыми акулами, ну мы и отправились. Попав сюда, поняли, что здесь очень здорово и решили сами себе устроить челлендж – слабо остаться здесь пожить?

О каком конкретно месте шла речь?

— Это Остров Сиаргао, где мы сейчас и живём. Его мы выбрали потому, что здесь хорошие волны, есть сёрф-лагерь, и можно погонять на доске.

Вы сразу вдвоём оценили эту идею положительно или кто-то из вас сомневался?

— На второй день у меня щёлкнула в голове идея для бизнеса, которого здесь нет. Мы заметили, что досуг на острове очень примитивен: кафе, бар, ресторан и пляж. Иногда проводились вечеринки. Мы решили организовать культурный отдых – что-то вроде кинотеатра на открытом воздухе с дополнительными какими-то вещами: проведение занятий по йоге, разного рода мероприятия, ну и кафе тоже. По первым опросам выходило, что такое место стало бы пользоваться спросом. И мы начали действовать…

Какие шаги пришлось предпринять, чтобы окончательно решиться на такой важный шаг?

— Сначала мы поискали площадку под наш проект, договорились с приятелем, который пообещал сделать бизнес-план, а сами стали продумывать всё до мелочей. Так как поняли, что это занимает много времени, слетали в Москву и уволились со своих рабочих мест. Правда, пришлось законные две недели отработать.

Нужно ещё сказать, что перед принятием важного решения и поиском инвестора, мы решили сначала просто прожить на Филиппинах месяц, чтобы понять, насколько мы вообще тут сможем комфортно освоиться. Чтобы в случае полного погружения в дело не вылезла какая-нибудь аллергия или отвращение к рису. Сняли жильё, я устроился оператором дрона в сёрфшколу, стал подрабатывать диджеем.

Что сказали на это ваши близкие?

Они были шокированы, но аргументов «против» не нашли. Тем более, мои родители и сами в молодости уезжали на долгое время работать в Китай.

ЧБД?

— А дальше я случайно познакомился с парнем из Литвы, который был совладельцем кафе с местной кухней, которое не пошло. Вложил деньги, но прибыль извлечь не получалось. Они с другом решили продать заведение, а я, прикинув остатки сбережений и перспективы, выкупил это место. Так мы с женой абсолютно без опыта ведения дел с общепитом стали владельцами ресторана. Мы сами проработали меню с морепродуктами, так как поняли, что многие приезжают сюда в надежде их отведать, но выбор на острове скудноват. В итоге со временем в своём сегменте мы заняли лидирующие позиции.

Окончание следует…

Американцы – глазами уроженки Воронежа: мифы и реальность из Нью-Йорка

Русская парижанка прожила в Воронеже месяц и сравнила столицы Черноземья и Франции