«Ручьи», как эффект дежа вю

13

Пожалуй, самый оригинальный приз за лучший костюм в истории праздника Halloween


С 12 сентября в пабе «Сто ручьев» опять будет играть рок-н-ролл, хотя в клубе уже отгромыхали две «прощальные вечеринки». «Глаза» предлагают обернуться на 13 лет назад и вспомнить историю культового места в свершениях и лицах, в правде и небылицах (уникальные ретро-фото прилагаются).

«Ручьи» возвращаются! Этот момент предполагался многими из тех, кто весной и летом пришел в культовое заведение, чтобы «последний раз» услышать любимую музыку, увидеть милые сердцу стены а ля «Хундертвассер стайл» и пообщаться с такими же, как и они «ручьевцами». Да-да, сейчас уже смело можно говорить, что в городе есть люди, которых можно было назвать «ручьевцами»…

Ломая ткацкую фабрику и стереотипы

А началось всё в 2001-м году, когда на месте бывшей ткацкой фабрики появилось место, которое позже станет культовым. Там, где раньше были ткацкие цеха, постепенно выросло сразу несколько разноплановых площадок, каждая из которых могла стать отдельным клубом. Кстати, для того, чтобы только начать строить заведение, пришлось вывезти около ста КРАЗов мусора, который остался от крушения ткацкого производства.
x_05ae5c3a Прямое отношение ко всем работам имел просто гениальный человек по имени Стас. В пабе всегда шутили с ним: «Когда «Сто ручьев» отмечают 9 лет, у тебя уже юбилей!». Дело в том, что он принялся за работу в клубе за год, до его открытия. А еще более забавно выглядит то, что этот талантливейший человек, который может сходу починить что-либо по электрике и сантехнике, построить дом, завести «умершую машину», имеет фамилию… Безрук.

Почему именно здесь получилось создать ту атмосферу, которая притягивала людей? Это было стопроцентное попадание в то, чего не хватало публике того времени. И это была полнейшая перестройка сознания.

Миша на работе буквально горел

Главным идейным вдохновителем выступил Михаил Гребенщиков, который, как мы с вами знаем, имеет весьма богатое воображение. Именно ему пришла в голову мысль о том, что отрываться можно не только под общепринятые дискотечные стандарты музыки, но и под неистовые вопли «Нирваны», философскую пахабщину «Ленинграда», разухабистого Гарика Сукачева и стильного Джексона. Попса сразу оказалась под запретом. Ни за какие деньги!

Кстати, многие удивятся, но тогда Миша хоть и выступал в группе, которая имела рэперское начало, но в своей фонотеке он с детства имел записи в стиле heavy metal, любил и знал эту музыку очень хорошо. Так что его ручьевский эксперимент не был чем-то для него экстремально-инородным.

Продолжая говорить о вкладе Гребенщикова в дело «Ручьев», можно сказать о том, что он, будучи арт-директором, не чурался возможностью подзаработать, расклеивая афиши клубных мероприятий по городу. Он был (да и сейчас, знаю, таким остается) работягой. Для этого не всегда нужно что-то делать физически. Он работал, даже когда отдыхал — думал, как еще удивить публику в «Ручьев». Так появлялись новые и новые клубные фишки, на которые шел народ.

То, чего не могут добиться политики

Первые вечеринки прошли даже не в каком-либо из залов. «Диджейка» расположилась на порожках, ведущих на второй этаж. На мероприятия приходило всего-лишь несколько десятков друзей боссов и диджеев.

Позже танцполами стали помещения ресторана и «чулана». Сейчас это место называется «chill-out» (от чего у персонала и пошло слово «чулан»), а тогда диджей Мухомор (он же технический директор заведения) давал отдушину тем, кто не переваривал первоэтажный рок. Дима играл в своей вотчине солянку из качественной, в основном старенькой, попсы и мировых хитов разного формата. Правда, «после третьей» не мог удержаться и лез на стойку бара спеть «БИ 2», представляя, что это он — Лёва или (и!) Шура, а не какие-то тощие типы, которых показывают в клипах.

Третий этаж стал в какой-то момент Меккой клубного воронежского движения

Третий этаж стал в какой-то момент Меккой клубного воронежского движения

Еще позже, через три месяца работы заведения, появляется третий танцпол, на котором резвятся любители «клубной» музыки. И это окончательно добивает всех остальных конкурентов. В пабе собираются лучшие диджеи города, народец с разноцветными волосами засасывает словно в воронку. Nobody, Mario, Patrik, Виктор Дегтярев с «Борнео», чернокожая Марьяна, шикарная связка Казака и Паши…

Народ перетекает по залам, как вода в сообщающихся сосудах. Бытует мнение, что именно это клубное пространство стало залогом успеха «Ручьев». Здесь всегда можно сменить обстановку, если нет стола, найти свой угол.

Тогда в клубе царила полная, доминирующая демократия, плечом к плечу можно было увидеть дворника и банкира, студента и препода, депутата и панка, вора и ФСБ-шника. «Сто ручьев», как футбольная трибуна, превратились в остров свободы. И это на границе с лихими девяностыми, когда некоторые суровые приметы времени (в том числе и ходячие) еще были в силе.

Диджентельмены

В «Ручьях» действовали свои законы. Забавно было наблюдать эволюцию поведения посетителей. Вполне состоятельные дяди, в других местах считавшиеся хозяевами жизни, предпринимали сначала настойчивые, а потом, когда получались постоянные отворотповороты, менее смелые попытки «сделать исключение всего на одну песню». «Войди в положение, братух, я «своей» пообещал, что щас по-любому поставят Таркана. У неё днюха сегодня. Деньги — не вопрос!»…

Ветераны "Ручьев" Патрик и Вадим Фруктов своей работой заслужили по "Ордену Хундертвассера"

Патрик и Вадим Фруктов своей работой заслужили по «Ордену Хундертвассера»

Диджеи были изначально заточены под то, что формат — святое, шаг в сторону попсы или шансона — и ты ищешь другую работу. Нужно отдать должное либо охране, либо посетителям, казусы по поводу недопонимания гостей и диджеев случались крайне редко.

«За вертушками» в заведении всегда работали такие люди, которым было в удовольствие гнуть свою линию — фанаты своего дела. Из-за этого люди и шли в «Ручьи» много лет. Знали, что здесь они гарантированно не услышат музыкального шлака. Да, кто-то этого места, наоборот, избегал из-за того, что здесь нельзя было услышать последних хитов «Русского радио» и радио «Шансон».

Главными жертвами формата стали «девицы на выданье», которых притягивал манящий запах толстых кошельков, но жутко раздражала «музыка для мужика». Ничего не оставалось делать, кроме как делать вид, что мы на стойке бара с удовольствием танцуем и под ДДТ. Ах, как же девушки выдохнули, когда повсеместно пошла гламурная тема, и альфа-самцы клюнули на этот стайл…

Но пока мы с вами находимся на пике брутальной ветки развития клубной культуры, и у «Ручьев» практически нет конкурентов…

Это было начало большой истории про паб «Сто ручьев» и его обитателей. В следующих выпусках мы расскажем о странных посетителях клуба, самых знаменательных концертах, дадим слово бывшим диджеям клуба и его руководству. В общем, будем писать антологию «Ручьев» и вместе поворачивать время вспять. Кто старое помянет, тот журнал «Глаза».  

Продолжение


Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterEmail this to someone