Уроженка Воронежа об участии в проекте «Песни» на ТНТ: «Музыка в этой стране дохнет в муках»

Алина Ибрагимова-Грановская имеет за плечами огромный опыт в музыке, но почему-то решила, что Тимати и Павел Воля смогут оценить её творчество по достоинству…

Эта девушка стала известной в Воронеже даже до того, как начала вести дневник из Голливуда. Весёлую, яркую (не только внешне) блондинку можно было встретить в самых разных местах. Причём и в качестве гостя мероприятий, и в качестве организатора.
Потом ей стало тесно, и она уехала в столицу. Работала в лейбле у Тимати, откуда и устремилась за американской мечтой. Алина отучилась в Голливуде на сценариста, вела по ходу дела потрясающе интересный дневник… Кстати, по мотивам этих записей в 2013 году была собрана книга, тысячный тираж которой разлетелся в Воронеже за один день.

В итоге жизнь прибила её к берегам Сочи. Чем только она не занималась – в фейсбуке от неё можно было увидеть просьбы дать контакты копирайтеров, продюсеров, дегустаторов и мелиораторов (возможно, кого-то из этого списка можно и вычеркнуть, но суть не поменяется). Константой оставалось только музыка – Алина пела всегда.

Дальше расскажет она сама.

И вот, свершилось. Она попала-таки, продравшись сквозь кастинг на конкурсную сцену. В связи с чем писала:
«Совсем скоро в эфир Телеканал ТНТ выйдет очередной выпуск проекта «Песни». Где-то там в нём буду я. Что мне сказали члены жюри и чем всё обернулось, я расскажу сразу после эфира в большом и интересном тексте».
А недавно амбициозная девушка опубликовала пост, в котором за показным, кажется, безразличием скрывается очень большое разочарование. Правда, те, кто знает Алину хоть немного, понимают, что после этого нокдауна она встанет, встряхнётся, как её любимая собака после купания, и устроит всем свистопляску.

«После шестого эфира проекта «Песни», в котором должны были показать моё выступление, а показали 4 секунды слёз на баннере с выдернутой из контекста фразой, я всё думала: рассказывать вам, как было на самом деле, или забыть уже, перелистнуть, послать это к чёрту…

Расскажу. Чтобы ВЫ знали, а МНЕ скорее забылось. И не только ради себя это делаю (хотя, конечно, в первую очередь – это моя отповедь), но и за тех, кто частично, в большей или меньшей степени, разделил мою участь.
Этот проект показался мне интересным только по одной причине: он должен был сделать акцент на авторах-исполнителях, представляющих совершенно разные стили, жанры и направления. Идея была весьма многообещающей – собрать классных «готовых» артистов (сольных и в составах групп), выбрать из них наиболее интересных/самобытных и, что самое главное, НЕПОХОЖИХ на то, чем пестрят сейчас музыкальные каналы и радиостанции. И создать НОВЫЙ шоу-бизнес, сильно отличающийся от существующего.

Революционные начинания и задумки продюсеров разбились о несколько скал. Во-первых, неверно выбранное жюри (они же – главные музыкальные продюсеры шоу, на сегодняшний день представляющие своими лейблами срез «популярной антимузыки» в нашей стране). Во-вторых, за некоторым исключением в составе отборщиков – полное отсутствие понимания «новаторства в искусстве». А в случае с Максимом Фадеевым – намеренное уничтожение и принижение всего сколь-нибудь необычного, усреднение артиста до «Серебра», стирание с лица Земли всех Линд, причинивших ему столько боли.

Но я тогда думала совсем о другом. Поэтому и пошла на свой первый и, с уверенностью могу сказать, ПОСЛЕДНИЙ кастинг в России.

До телевизионных кастингов дошло чуть больше сотни участников, из которых я сразу еще на этапе репетиций выделила плюс-минус 15 совершенно потрясных музыкантов, волшебных певиц с уникальными тембрами, крутых авторов с очень интересной и многослойной музыкой. НЕТ, ребят! Ни одного из них вы не увидите в эфирах: Максим, Тимур и кто-то третий со словами «я ничего не понял» легкими движениями рук смахивали «русских LP и Bjork» в «красный сектор», откуда дорога им была на баннер – кому плакать, кому молчать, кому благодарить за опыт. Я не раз сравнивала их метод оценки с тем, как челнок на рынке в Турции выбирает штаны на перепродажу с мыслью «купят их на Черкизоне или нет».

Я была последней в последнем съемочном моторе второго дня. Передо мной прослушали с пару дюжин фриков, кого-то неплохого, кого-то «очень даже», пару «ничего себе», десятки средненьких. К моменту, когда я вышла на сцену, точно знала, что не пройду, ведь я видела, кого берут, а кто уходит домой со звенящими в ушах фразами «твоя музыка – дерьмо», «такое никогда не станет форматом» и «что ты о себе возомнила».

Я хотела только одного – круто спеть. Чтобы ВЫ, зрители, увидели, как я могу, что я умею.
И сделала ровно то, что хотела. Собрала себя в кучу, хотя на часах было почти 4 утра. Не спала и не ела шестые сутки, но точно знала, что у меня есть 2 минуты и компиляция из двух любимых треков Нино Катамадзе «Once in the street» и «Beauty», которые давали сил и уверенности. Редко такое о себе говорю, но я спела так круто, как могла бы только на собственном концерте в кругу близких и приятных мне людей. Я не видела жюри, но видела то, что было за их спинами: зал и зрителей, которые хлопали мне изо всех сил. И это было единственное прекрасное мгновение, которое я часто прокручивала в голове.

Фадеев не сказал мне ни единого слова. Он просто смахнул экран с моими фото в красный сектор. Паша Воля со словами «я не понимаю такую музыку» последовал его примеру. Тимати пристально вглядывался в моё лицо и, не сразу узнав, расплылся в множестве комплиментов. Он говорил о том, как хорошо помнит времена моей работы в его лейбле, где я трудилась в должности креативного директора, как помнит мои разноплановые таланты, и как ему жаль, что я совсем не рядом с его представлениями о музыке.

Как мне позже сказали люди, находившиеся в зале, я стояла как Жанна Д’Арк на поджигаемом костре. Это было очаровательное зрелище – я видела, жаль вы не увидите. Внутри у меня одна за другой отрывались веревочки, на которых удерживался лифт сознания и самообладания. Как только я зашла в комнату пыток (тот самый баннер, на котором вы могли меня видеть в слезах), из темноты сочувствующий голос девушки-интервьюера задал мне один единственный вопрос, от которого, я, конечно, разразилась искренними очистительными рыданиями.

Алина, больно 30 лет биться в стену?

Да, черт возьми, это больно. Это, мать вашу, очень больно, ребята. А еще больнее, когда тебе не дают даже малейшего шанса быть услышанной, вырезая из эфира твоё выступление только лишь потому, что всё твоё появление на сцене с нелепыми и безосновательными решениями членов жюри выглядит совсем не в пользу последних. И это не про вкусовщину и не про меня лично, это про ситуацию в целом.
Мне жаль, что вы не увидите доброго десятка отличных выступлений. Жаль, что нам не дали возможность дойти до ваших телевизоров. Жаль, что шоу получилось скверным и сильно неталантливым, хотя, как я сказала выше, были все шансы. Мне жаль, что благодаря таким проектам музыка в этой стране дохнет в муках».

Для журнала «Глаза», у корреспондента которого был только один вопрос:

Как ты могла поверить в то, что проект будет допускать интересную музыку, если в жюри сидели Воля и Тимати?

Алина пояснила:

«Когда я пошла на кастинг, я испытывала искренне приятные чувства к Фадееву, памятуя его деятельность в конце 90-х, его прекрасный сольный альбом, первый альбом Линды, первый альбом группы «Тотал». Мне казалось, что он хочет сделать ВОТ ТАК, а не как его ЗАСТАВЛЯЮТ делать условия российского шоу-бизнеса. Мне думалось, что он хочет возродить ТАКУЮ музыку, дать толчок тому, что в нем изначально было заложено – «делать не как все, делать против правил».

Но я ошиблась. На картингах ТВ я увидела, как его передергивает от всего некоммерческого и необычного. Он отправлял в красный сектор всех, кто пел: а) в миноре; б) не то, что заставляет двигать задницей в такт; в) кто пел и выглядел как личность, а не как пластилин, из которого можно лепить, что угодно.
Про Тимати у меня никаких предубеждений не было – я работала в его лейбле с 2011 по 2013 год (в штате и на фрилансе), я прекрасно знала, за какую партию там выступают».

Без лишней демагогии добавим, что таковы реалии большинства нынешних кастингов куда бы то ни было. Всё укладывается в принцип, по которому работает авиакомпания «Победа», которая имеет специальную формочку. В неё должна войти ваша ручная кладь. Выбивается, не пролазит хоть один элемент – низзя!

Всё это будет полезно узнать мечтателям, желающим «завоевать мир» новаторскими идеями в творчестве и тем, кто ждёт от массмедиа этих самых новаторских идей.
Что, впрочем, ни в коей мере не говорит о том, что не стоит даже пробовать пробить эту стену фастфуд-шоу. Просто вы должны быть готовы долбить её бронебойными снарядами.

Подготовил Олег Воротынцев.

Ведущая «Вести-Воронеж» Наталья Зубкова: «На ТВ я 11 лет назад приходила временно»

Имеет ли право на жизнь «воронежанка»?

Воронежец рассказал, как бросил всё земное и отправился путешествовать на паруснике по Атлантике


Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterEmail this to someone