Юрий Грымов в Воронеже: Пионер из меня был поганый

CpB5dsp0AMo2

 

В предыдущей части интервью режиссер Юрий Грымов рассказал, что впечатление об отуплении и озлоблении наших сограждан — видимость. На самом деле, злыдни просто ведут себя более агрессивно и назойливо. Во второй части материала речь пойдет о роли современной пропаганды в нашей жизни, важности правильного выстраивания приоритетов и будущем нового поколения…

Продолжение,  начало ЗДЕСЬ

— Вы рады, что в Вашем детстве была пионерия, комсомол?

— Ну нет, пионер из меня был поганый, нужно признаться. И комсомольских взносов ни разу не заплатил. Не чувствовал я всего этого, не принимал. Вот армия – другое дело. Там при всем бардаке, который творился, – нравственный кризис, пьянство офицеров, воровство — было много чего важного. Если договорились вместе копать яму, будем это делать вместе до последнего. Есть какая-то ответственность перед товарищем. А про дедовщину даже слышать не хочу. Каждый прекрасно понимает, что если бы командиры были везде нормальные, они эту дедовщину вмиг могли бы искоренить. Это же уголовная ответственность. Если не закрывать глаза на все это, не было бы никакой проблемы. Просто плевать всем.

— В чем Вы завидуете современной молодежи?

— Однозначно, свободному перемещению по миру. Сейчас любой парень может поработать чуть-чуть и поехать, скажем, в Таиланд жить. Да вообще куда угодно можно сорваться, во Франции, скажем, гораздо дешевле жить, чем в Москве той же.

А вот в чем сочувствую современным молодым людям, так это в том, что потеряли стержень. Тот стержень, который у них существует, – заработать больше денег любой ценой – он очень рискован.

Ведь действительно хороших денег заработают совсем немногие из них! Остальные пролетят. Так, подобьют на жизнь мелочишки. Другое дело, что в последнее время стало популярным учиться на госслужащих любых мастей, думают с помощью машины коррупционной нажиться. Бизнес – рискованно, а тут все на мази. Ну не знаю, не на то они поставили. Гораздо прочнее, интереснее и более достижимо другое: хорошая, любимая профессия, верные друзья, семья. Тут новое поколение, на мой взгляд, промахнулось.

— Вы преподавали в школе кино, телевидения и рекламы, может, там разглядели тех, за кем будущее? Тогда почему завязали с преподаванием?

— Какое там будущее, наоборот! На учебу стали приходить совершенно посторонние люди. То ли им папы-мамы сказали, что так нужно, то ли подумали, что это модно, не знаю. Обучение в школе стоило немалых денег, а некоторые занятия у мэтров кино срывались из-за неявки целых групп.

— Как думаете, то, что в жизни современной молодежи так много высоких технологий, благо или беда?

 

— Интернет, он как топор. Им можно рубить поленья, а можно – головы.

Поэтому однозначно ответить нельзя. Мне очень многие штучки от новых технологий симпатичны, но без фанатизма. Телефон, к примеру, редко меняю, мне он для связи нужен, не более того.

— Насколько, по-Вашему, должно быть проникновение и регулирование родителями жизненных процессов своего ребенка?

— Мне бы очень хотелось, чтобы он понимал то, что потребляет. Ну а если увижу, что мое чадо смотрит совсем уж никчемный фильм или музыку никудышную слушает, постараюсь объяснить, что я бы этого делать никогда не стал, может быть, даже посмеюсь для пущего эффекта. А так ничего ты не сделаешь, все равно будет смотреть и слушать что захочет. Вспоминая же своих родителей, прихожу к выводу, что если я обращал внимание на какую-то недостойную вещь, они мне не говорили это в лоб, не запрещали ничего. Но я каким-то образом понимал: что-то я не то делаю. Тонко это все, конечно.

Мини-фильм Юрия Грымова на стихи Марины Цветаевой

— Когда Вы узнаете что-то неприятное о жизни современной молодежи, возникает опасение, что рядом с этим находится Ваша дочь?

— Конечно, и страх, и ответственность – все это у меня есть. Конечно, приходится объяснять элементарные вещи: увидела плохую компанию – отойди подальше. С этими вещами лучше не связывайся. Ну, тут все как у всех, что еще можно сделать… Личный пример, естественно, очень важен.

— А социальная реклама, отсутствием которой как института Вы возмущены. Неужели думаете, что она способна решить какие-то проблемы, остановить кого-то от неверного шага?

— Конечно, думаю, я знаю это! Только для этого нужно разработать мощную программу, создать целую систему. Недостаточно повесить один баннер «Наркотики – зло!». Необходимо организовать масштабную, долгосрочную кампанию, разрабатывать которую должны профессионалы, а не чиновники.

Думаете, я не вижу, сколько денег выделяется на всю эту чушь собачью: ролики, билборды, заметки в газетах?! И все эти средства пилятся, растекаются по карманам, а на выходе – пшик. Позор! Они поставили галочку – мероприятие прошло, все! А на самом деле можно только представить, какую интересную команду можно было бы собрать из наших и иностранных ребят, какие действительно работающие проекты можно было бы реализовывать. Но это никому не нужно.

— Получается, во многих сферах наблюдается некая беспросветность? Что же нам со всем этим делать?

— Разговаривать об этом на всех возможных уровнях! Чем мы с вами сегодня и занимались.


Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterEmail this to someone