Три истории о Воронеже: чиновник с титулом «баран», ябеда-губернатор и нано-Кольцов

0d1bce3d850415d314e256db68d033c1

Сегодня в рубрике «Три истории» любопытные факты о Воронеже вновь предлагает краевед, автор множества книг, коллекционер старинных фотографий Владимир Леонидович Елецких. Через его небольшие рассказы можно будет приметить некоторые нюансы, связанные с нравами чиновников второй половины 19 века.

1. ГАСТРОНОМИЧЕСКИЕ РАЗБОРКИ НА ВЫСШЕМ УРОВНЕ

Дела гастрономические в нашем губернском центре порою становились предметом разборок на самом высоком уровне. Ведь обеды и балы давали как высокопоставленные особы, так и губернаторы.

01_Portret-TornauНесколько курьезных и порою трагичных для властей фактов можно увидеть в прессе той поры. Местные журналисты ничуть не щадили провинившихся в этих делах.  А фельетоны и злые пасквили служили порой началом грандиозных скандалов. За примером отправимся аж в век девятнадцатый!

Первые выборы мировых судей в Воронеже проходили в 1867 году. В этом же году в один из ноябрьских дней на торжества в наш город, по случаю открытия Окружного суда прибыл из Харькова высокопоставленный чиновник – старший председатель Харьковской судебной палаты барон Торнау.

Журналист и краевед того времени В.Г. Веселовский писал: «В честь барона Торнау, по тогдашнему обычаю, был устроен подписной обед. Обед чуть не разыгрался скандалом: по недосмотру на золотообрезном меню обеда было напечатано, что обед дается в честь «барана Торнау». Заметили опечатку уже среди обеда. Злосчастное меню было ловко утащено у сенатора из-под носа, а другие экземпляры меню распорядители отбирали у обедавших».

2. ЧЕРНЫЙ ПИАР И ВОЙНА КОМПРОМАТА

Что до этого конфуза, здесь как видим, все обошлось. Но на подобные обеды и балы порою тратились огромные деньги. Однажды это послужило даже причиной отставки воронежского губернатора. Вернее, все так, да не совсем так! В 1859 году воронежский губернатор Н.П. Синельников объявил войну местному губернскому предводителю дворянства князю Гагарину.

В чем только не обвинял последнего губернатор! В своем доносе на князя Гагарина своему министру он рассказал и точном количестве выпитых вин в виде шампанского и хереса, водки и других напитков, якобы употребленных в буфете губернского собрания с целью спаивания участников собрания, дабы заручиться голосами на предстоящих выборах. Даже прислал стихи анонимного поэта, в которых имелись такие строки:

синельниковПетр Петров (буфетчик) поджег отвагу,
Подавая ром, малагу, —
Вот так исполать!
Тут шампанское явилось,
И дворянство накатилось,
И пошла писать.
Но восьмого февраля,
Между нами говоря,
Хмель-то поостыл, —
Так кричать не стало духу,
Да и пили-то сивуху, —
Жар-то весь и сплыл.
И глазами только щурясь,
Да с похмелья крепко хмурясь,
Ярые бойцы
На Лачинова взирали,
Но ничем не задевали,
Ай да ……цы!

Хотя Гагарин и набрал большинство, но столица все же утвердила на место губернского предводителя дворянина А.Н. Сомова, набравшего меньшее количество баллов. Но и доносчика Синельникова отправили из Воронежа от греха подальше, боясь обострения его отношений с местным дворянством. 3 августа 1859 года от должности Воронежского губернатора Синельников был освобожден.

3. ПОЧЕМУ БЮСТ КОЛЬЦОВУ ТАКОЙ МАЛЕНЬКИЙ?

В 1866 г. в ходе реконструкции Митрофановского монастыря воронежский епископ Серафим принял решение установить в Благовещенском соборе мраморный иконостас. На выполнение данного заказа претендовал петербургский скульптор и хозяин мраморной мастерской Августино Трискорни, и епархиальное управление решило поручить ему пробную работу, чтобы убедится в его творческих способностях.

Воронежский архитектор Александр Анатольевич Кюи, занимавшийся реконструкцией монастыря, от имени губернатора князя В.А. Трубецкого предложил Трискорни выполнить в мраморе памятник А.В. Кольцову, оговорив, что в силу недостатка собранных средств он должен уложиться в 2000 рублей серебром.

А. Трискорни заключил с городской Думой договор, по которому он обязывался «сделать мраморный монумент воронежскому поэту Кольцову для постановления его в публичном месте, в саду, по выданному рисунку и утвержденному Его сиятельством г. начальником губернии». В соответствии с договором «монумент должен быть сделан из каррарского мрамора трех достоинств.

19166sНижняя часть пьедестала должна быть обложена полированными плитами мрамора второго достоинства. Цоколь пьедестала должен быть сделан из каррарского мрамора третьего достоинства (синеватый). Сам пьедестал должен быть сделан из того же мрамора второго достоинства с рельефными украшениями и гирляндами.

Бюст поэта – на пьедестале из белого каррарского мрамора статуэткою. Вся вышина монумента должна быть от шести аршин и трех четвертей до семи аршин».

Больше бы денег собрали на памятник и, возможно, мы имели бы изваяние Кольцова в полный рост!
Другие материалы об истории Воронежа, его славных людях и свершениях читайте в рубрике «Любопытка».

Заглавное фото – картина Журавлева Фирса «Купеческие поминки» (1870-е годы).


Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterEmail this to someone