Подвиг Лилии Федодеевой – почему фашисты устроили под Воронежем охоту на школьницу

Ученица 6-го класса ходила у немцев под носом и выдавала информацию советским командирам.

Она так и осталась то ли 12, то ли 13-летней девчонкой с короткой стрижкой. Пацанка, которая стала помогать бить фашистов, несмотря на то, что её прогоняли в тыл.

В 1942 году Лиля Федодеева сбежала из дома и буквально впилась в число тех, кто защищал страну на лискинском участке фронта.

Ученица городской средней школы № 12 переправлялась через Дон в район Щучье – Колыбелка 28 раз! Иногда она это делала на лодке, а часто и вплавь. И приносила в штаб 727-го стрелкового полка ценные разведданные.

Среди фашистов возникло предположение, что похищение планшета дело рук «кляйне медхен» – девочке в цветастом сарафане. Лиля, конечно, знала об этом переполохе, но, презирая опасность, продолжала ходить в разведку.

«Я буду мстить фашистам за свой родной город Лиски» – написала она в своей присяге.

Девчонка, похоже, совсем не знала страха.

9 августа 1942 года при выполнении очередного задания юная героиня погибла.

Могила Лилии в селе Колыбелка

Знаменитый во времена СССР журнал «Костёр» опубликовал рассказ «Бесстрашная». О бесстрашной разведчице написал со слов свидетелей и документов Игорь Гладких (март 1964 г.).

«БЕССТРАШНАЯ»

«Кусты зашевелились, и на прибрежную полянку осторожно выскользнула девочка. Осмотрелась, достала платок. Условный взмах руки…
Вместо ответа — выстрел. За ним — другой. Острая подкашивающая боль в ногах. И мысль: «С нашего берега! Почему?»

Девочка медленно опустилась на песок.

Два берега Дона — два врага. На левом, пологом — наши, на правом, крутом — фашисты. С крутого берега плеснуло несколько автоматных очередей. Пологий ответил. И застучали, захлопали берега, опережая друг друга.

В штабе 727 полка раздался телефонный звонок. Чернявый лейтенант поднял трубку. Густые брови подскочили. Бросил трубку — и к начальнику.

— «Пятая» ранена. На том берегу.

— Переправить, — сказал начальник.

— Шквальный огонь, товарищ комполка…

— Переправить, — повторил начальник.

Бой разгорался. К винтовкам и пулеметам пристроился крупнокалиберный пулемет. От нашего берега, из-под кустов, выскользнула лодка с тремя бойцами. Вокруг забурлила вода. На середине реки один боец выпустил весло из рук и повалился в лодку. Товарищи быстрей заработали веслами. Бурлящий круг замыкался. Через секунду на волнах плавали только щепки да две пилотки….

Фашистский пулемётчик на восточном берегу Дона

Разведчики из первой траншеи видели, как девочка с трудом добралась до воды, как порвала платье и тряпками забинтовала ноги, как долго пила, опустив лицо в воду, а потом сникла.

Разведчики не глядели друг на друга. И не могли поднять голову. Здесь был пристрелян каждый метр.

Только к вечеру, когда тени деревьев опустились с высокого берега и прикрыли реку, удалось наладить переправу. Первым переплыл Дон чернявый лейтенант, подполз к девочке. Она была мертва.

Похоронили ее на своем берегу. Салютовать не стали, чтоб не дразнить фашистов cтрельбой. А утром кто-то из бойцов приспособил на могилу фанерную звезду и вывел чернильным карандашом: «Отомстим за Лилю!»

…Лиля Федодеева появилась в Петропавловке июньским вечером 1942 года, босоногая, черноволосая, стриженная под мальчишку. Требовала, чтоб проводили в штаб. Часовой был неумолим. Она зло сверкнула глазами и ушла… в запрещенную зону. Там ее задержали и привели в штаб. Не успел конвоир поднять руку к козырьку, как она из-за спины:

— Товарищ начальник, возьмите в разведчицы! Я местная, все дороги знаю…

— Сколько лет?

— Шестнадцать…

Начальник, чуть улыбнувшись:

— Какой класс не успела кончить?

— Шестой! — выпалила Лиля.

— Значит, в десять лет за букварь села?

— Не в десять, а в семь.

— Плохой из тебя разведчик, раз так долго училась…

— Да я во всех классах только на пятерки!

— Н-ну, не обижайся. И вот что, разведчица,— начальник встал из-за стола, — иди-ка ты домой. А то разведаю, где родители, пучок крапивы перешлю…

Вернулась Лиля под утро. Мокрая. Платье рваное. Руки расцарапаны. Зубы выбивают: цок-цок-цок… У самого штаба столкнулась с чернявым лейтенантом.

— Ты куда?!

Оттолкнула его, двери нараспашку — и к начальнику. Смело подошла, положила на стол сверток в грязной тряпке, кивнула: «Оттуда».

Начальник быстро развернул сверток, удивленно вскинул глаза. По законам разведки нельзя брать с собой даже малого клочка бумаги, а тут…

— Откуда взяла?

— Где взяла, там нету, — буркнула Лиля. Губы у нее дрожали. Видно было — устала страшно.

— Лейтенант! — крикнул начальник. Вбежал чернявый.

— Гляди — план огневых точек! Девчонку накормить, уложить спать. Сам — ко мне.

Так Лиля стала «Пятой». Отчаянная, упрямая. Другие разведчики придут с того берега — три дня отдыхают, она почти каждый день плавает. Не отпускают — еще хуже: сама уходит. И лейтенант ее ругает, и начальник, а она свое: «Зоя не отдыхала…»

Наденет старенькое платье, для отвода глаз веревку возьмет — хворост собирать, и— прощай! Вернется — и на следующий день отлично замаскированные орудия фашистов взлетают на воздух от метких ударов нашей артиллерии.

Скоро фашисты стали лютовать. В каждом жителе подозревали партизана или разведчика. По деревням шли разговоры про девчонку, которая переплывает Дон и собирает хворост под самым носом немецких батарейцев. Из Колыбелки дошли слухи, что в комендатуру вызывали каких-то людей и обещали большие деньги за голову «Кляйне Медхен» — так её называли.

Разные люди жили в селах прифронтовой зоны. Были такие, что фашистам в рот смотрели, а за деньги и отца родного не жалели.

Последний раз Лиля ходила далеко в тыл врага — в село Екатериновку. Это было 10 августа 1942 года. Жители Колыбелки помогли нам восстановить некоторые события того дня.

В Колыбелку пришел приказ: всех жителей и скот вывести из села. Немцы погнали народ в сторону Екатериновки. В поле, на краю оврага, остановили.
Стали сортировать: людей — в одну сторону, скот — в другую. Тут и появилась на дороге девчонка с мальчишеской челкой. Ее держал за руку немецкий ефрейтор. Спрашивал о чем-то. Она зло смотрела на него и молчала.

Из толпы выскочила женщина, обняла Лилю.

— Манька, родная! Где ж ты пропадала? Та биз з ней з коровой!.. Дочка моя, дочка, — объясняла она немцу.

Рисунок Ю. Шабанова

Немец, как видно, поверил. Отпустил. В эту минуту раздалась автоматная очередь. Другая, третья. Дико замычали коровы — их расстреливали.

Потом людей загнали в овраг — появились советские самолеты.

— Беги, девка, беги! В Германию угонят…, — шептала Лиле та женщина. И Лиля убежала. До Пасеки, до переправы она добралась благополучно. И белым платком помахала, как было условлено. Но ответного сигнала не увидела. Только выстрелы услышала со своего берега».

Указом президиума Верховного Совета СССР от 10 мая 1965 г.  Лилия Федодеева посмертно награждена орденом Отечественной войны 2-й степени.

Они тоже сражались за Родину в юные годы:

Подвиг и гибель «Девицких орлят» – как школьники боролись с фашистами под Воронежем

Историю гибели героя-воронежца Кости Стрелюка описал заместитель легендарного Ковпака