На «Обеде для мозга» воронежцы узнали про драмтеатр с неожиданных сторон

Экскурсия в старинное здание в современной реинкарнации открыла для многих личность автора «нового тела театра» Юрия Купера. Но речь шла не только о художнике…

Около 20 воронежцев побывали в драматическом театре не во время представления, а в перерыве рабочего дня. В рамках проекта «Обед для мозга» любопытные горожане прошлись по всем этажам театра, услышали историю его создания театра и интересные факты о реконструкции здания.

В центре истории про новую жизнь храма Мельпомены был художник Юрий Купер, чья концепция, идеи, удивительные решения и собственноручно исполненные работы сделали абсолютно все помещения театра уникальными.

Автор произведения искусства под названием Воронежский академический драмтеатр родился в Москве, но после эмиграции лишь в 2016 году получил российское гражданство. Его работы размещены в Третьяковке, библиотеке конгресса США, коллекциях Министерства культуры Франции и десятках крупнейших художественных музеев мира. Он был художником-постановщиком в европейских театрах и руководил сценографией «Бориса Годунова» в Большом театре…

Казалось, у экскурсантов голова пошла кругом от спектра и заслуг человека, который сделал наш театр таким, какой он есть сегодня. Но факты о деятельности Юрия Леонидовича продолжали сыпаться. Он, оказывается, ещё и постановку для МХАТа сделал, и книги издавал, и интерьерные решения по всему миру придумывал, и ювелирные изделия изготавливал, и костюмы к спектаклям, конечно, создавал… Среди услышавших это даже родилось предположение, что если бы Купера выпустить в составе сборной России по футболу, глядишь, дела бы у бедолаг и наладились!

Продвигаясь по закулисью, экскурсанты узнавали всё новое и новое, успевали подметить детали внутренней кухни огромного творческого организма, некоторые из которых вызывали недоумение. Как, к примеру, вызвавшая россыпь версий (чтобы это могло быть?) надпись на железных дверях «Лифтовая столовой». Или обнаруженный рядом со шкафом с табличками «Рита» и «Тартюф» рыцарский доспех.

В малом зале рассказ про дизайнерские решения уступил главное место технологичной составляющей. Фермы с огромным количеством световой аппаратуры, трансформирующееся пространство всего помещения, включая сиденья зрителей, – всё это уже новый, современный театр.

Который вплетён в тело 1821 года – его мы увидели ранее – в гардеробе, где обнажённые стены одного из самых старейших театров страны вызывают бурю мыслей.

Их ростки ещё в начале мероприятия посеяла экскурсовод, рассказав, к примеру, как после приезда из Америки Маяковский впервые выступил именно здесь, в этих сводах. После чего, воодушевлённый, шёл по улицам Воронежа и декламировал неопубликованный ещё «Разговор фининспектора с поэтом». Волнительно было видеть и дотрагиваться до этого древнего кирпича, который окружал самого Маяковского во время лекции, состоявшегося 90 лет назад!

В большом зале мы видим очередную картину Купера (первая – встречает при входе), про идею создания которой тут же узнаём. Впрочем, многое тут сводится к одному – театр «Зимний», поэтому всё по-максимуму замёрзшее, холодное… И этот цветок над сценой – не исключение. Кстати, будете в зрительном зале, обратите внимание на интересную деталь: подсветка картины гаснет перед спектаклем последней, а включается первой.

Одним из главных открытий экскурсии было «превращение» пластика в дерево. Дело в том, что многие, если не все, кто бывал в большом зале обновлённого театра, были уверены, что в интерьере каким-то нелепым образом затесалась пластиковая обивка.

Это, мягко говоря, смущало, особенно с учётом всем известной стоимости реконструкции. 1,5 миллиарда рублей и пластик как-то совсем не рядом. Оказалось, ложи и фасад балкона выполнены из массива дуба.

Да причём выполнены не просто – создатели долго сомневались, удастся ли деформировать эту породу дерева так, как задумали дизайнеры. Как видим, всё получилось. Кстати, и в роскошном фойе – тоже дуб.

Занавески – авторства того же Купера, с его фирменными вензелями. По задумке главного режиссёра до начала спектаклей окна фойе не должны быть завешены, чтобы люди с улицы видели, что в здании происходит движение. После третьего же звонка всё внешнее должно оставаться снаружи, а зрители словно ограждаются от действительности с помощью материи…

И ещё несколько холодных картин Юрия Леондовича (всего в театре 14 его работ).

И потолок, на который хочется и хочется смотреть, до неприличия долго запрокинув голову… С открытым ртом.

В конце экскурсии даже те, кто много раз бывал в старинном, но обновлённом здании, заметили «другой» интерьер. По-новому осознали значимость драмтеатра в городской среде, в воронежской истории, в современных реалиях. Всё это предстало в совершенно новом контексте. И как-то сразу захотелось гордиться тем, что ты это увидел, понял и будешь жить вместе с этим знанием и с этим зданием…

Текст – Олег Воротынцев

Спасибо за фото — Евгении Морозовой

 

Читайте так же:

ГТРК «Воронеж» – изнанка места, где рождаются новости

20 тысяч лет в обед — как увидеть историю Воронежа, убежав с работы

Старейший актёр ТЮЗа показал воронежцам самые укромные уголки театра


Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterEmail this to someone