Дневник воронежского моряка: в плавании твоя ванная – Атлантический океан!

15349667_1799218700355875_3457929417200057818_n

Воронежский мореплаватель-любитель Денис Субботин продолжает посвящать читателей журнала «Глаза» в тонкости быта команды фрегата «Штандарт». В очередном выпуске дневника речь пойдёт о гигиене на корабле…

ПРЕДЫДУЩАЯ ЧАСТЬ (Про питание)

Многие люди, когда я рассказываю о плавании на историческом деревянном паруснике «Штандарт», интересуются: а как у нас дело обстояло с водой и личной гигиеной?

В сущности, их можно понять, ведь, действительно, в те времена, когда ходил по морям прототип корабля, с этим делом всё обстояло крайне не просто и местами даже печально. На носу исторических судов того времени, под бушпритом, имелась пара скамеек с дырками, открытых всем ветрам. В кормовой части (в нынешней штурманской) – еще пара подобных сооружений, но уже закрытых от взоров – для высших чинов.

Про душ и речи не было, а запас пресной воды хранился традиционно – в бочках. Вообще, если поинтересоваться историей парусного флота, то в 17-18 веке потери личного состава команды от болезней, вызванных невыносимыми бытовыми условиями, значительно превышали потери от боевых действий.

На современном «Штандарте» с этим делом, слава Нептуну, всё хорошо. На корабле имеется запас пресной воды – несколько тонн в специальном танке, три гальюна (два общего пользования и один в каюте капитана) с функцией душевой, два умывальника с зеркальцами – чтобы с утра увидеть и испугаться выражения свежеумытого лица, а также камбузная мойка для посуды и продуктов.

15380413_1799218527022559_6921699103461021533_n

 

Пресную воду фрегат набирает на стоянках в портах. На корабельном жаргоне подключение к береговым коммуникациям именуется милым – «высунуть хоботок» Вообще , многое делается на кораблике через «хоботок» – это такой тотем корабля, так что не удивляйтесь, если встретите это слово в моих постах в самых разных контекстах.

Отработанная вода собирается, соответственно, в «чёрный» и «серый» танки для последующей утилизации. Мне, почему то, сразу вспоминается, как в детстве называли ассенизаторскую машину – «шоколадный слон», и опять тема «хоботка» всплывает в разговоре…

Разумеется, когда на борту тридцать человек, пресную воду приходится сильно экономить. Мыть на кухне посуду с постоянно открытым краном или чистить зубы, задумчиво глядя на струю воды, быстро отвыкаешь. И еще очень долго по возвращении на берег эта привычка не оставляет меня.

15326496_1799218537022558_5564322192699609962_n

Что касается душа, то в ходовом режиме он доступен по согласованию с механиком корабля в каких-то нестандартных ситуациях. А обычно – как написано в неофициальной инструкции по пользованию кораблём: «Влажная салфетка – подруга моряка»! Купаемся на стоянках в портах, когда есть внешнее подключение к воде, либо на стоянках на якоре – в океане – когда есть погода, располагающая к этому.

15319253_1799218610355884_2454387767023739824_n

15338867_1799218767022535_4527297901915236679_n

Для себя я вывел несколько простых правил, позволяющих не зачухнуть на борту во время многодневных переходов:

— свободная просторная одежда;

— хождение преимущественно босиком (на корабле это запросто – он моется весь каждый день забортной водой, об этом расскажу отдельно);

— запас сменной одежды и белья, чтобы была возможность просушить мокрое…

…ну, и, конечно, салфетки – куда без них.

15350677_1799218530355892_2163536526286133689_n

На «Штормовом тренинге» в Бискайском заливе, во втором кубрике, который стоит немного особняком, жили четыре здоровых (в габаритном смысле) мужика. Не буду ничего говорить про храп, но волшебный духан, который стоял в этом помещении, можно было резать ножом, как хороший французский сыр. Кок Луи, проходя мимо, поворачивал в сторону кубрика свой выдающийся нос, делал глубокий вдох, закатывал глаза и, разводя в стороны руки, говорил – «Оh!.. man’s smell…». А причина оказалась проста – мы просто не включили там вентиляцию, забыли.

На стоянке в порту можно также постирать и посушить одежду – для этого есть специальные машинки. Так как стирают все вместе, то отдельное приключение потом, после сушки, отделять агнцев от козлищ, то есть, свои вещи от чужих. Примерно таким образом я без злого умысла спёр в прошлый раз у боцмана тельняшку. Пришлось в этот раз возвращать новую с извинениями. Дабы избежать впредь таких конфузов, я привёз с собой специальный сетчатый мешок с молнией – где стиралось и сушилось только моё. Однако носков домой привёз всё же на одну пару больше. Ау, на борту? Кого я разул?

15390934_1799218807022531_3231484218935709003_n

Как я уже говорил, умыться с утра и надраить бивни можно перед умывальничком с зеркалом, однако если вас там застукают на ходу с бритвой, то это прям беда. Дело в том, что моряки – в достаточной мере далеки от религии (что не может мне не симпатизировать), но очень суеверны. И есть определённые приметы, которые работают сотнями лет. Одна из них гласит: в море нельзя стричься и бриться. Иначе придёт внезапный и сильный ветер, а с ним и шторм, волнение на океане. Истоки этой приметы кто-то видит в старых традициях приносить в жертву штилю волосы и бороды, но факт остаётся фактом: на ходу бриться\стричься (ничего нигде), свистеть и тереть мачту нельзя. Всех, кто не верит, милости просим за проверкой на борт.

Вся эта ситуация с водой, бритвами и ветром очень хорошо описана в уже упоминавшемся не раз сборнике корабельного фольклора, в добром и немного сентиментальном вальсе, который обычно исполняют девушки нежными, с лёгкой хрипотцой, голосами, хитро прищуриваясь. Только одному небу и океану, наверное, известно – что же они такое там бреют на корабле в редкие счастливые дни стоянок в портах…

Те, кто по морю ходил – свято верят в приметы!

Чтобы не встретить в пути охрененных штормов,

Волки морские старинные знают секреты,

В общих чертах этот принцип примерно таков:

Под парусами и на рейде

В открытом море никогда

Вы ничего себе не брейте,

Да и не мойте, кстати, да…

Что же поделать – воды недостаточно в кране,

Пахнет твоё одеяло как старая сельдь,

Ну и пускай! Ведь однажды в белёсом тумане

Встретит нас мылом и бритвой родимая твердь!

Когда стоите у причала,

Есть электричество, вода,

Вы всё побрейте для начала,

Потом помойте, кстати, да….

Всякий, кто ходил на «Штандарте», не может слушать эту песню без слёз. Хохочут в три ручья, так как драматизм ситуации, помноженный на личный опыт, вызывает короткое замыкание смыслов – и тут уж никуда не денешься, сначала лыба, а потом неостановимое фонтанирующее «Ха-ха-ха».

Дружный, полный юмора и оптимизма экипаж «Штандарта» ждёт тебя, дружок! А чтобы было понятно, какие люди будут с тобой на корабле, и что они могут, помимо всего прочего, вот, ссылочка на видео демонтажа мачт, который произошёл буквально недавно на ремонте в Португалии. На мой взгляд, это что-то совершенно невообразимое. Но ведь сделали же!

Так как нет ничего невозможного и «Мечты прекрасны воплощеньем»!

Ну и напоследок, по традиции, подходящая по теме песенка с нашего крайнего концерта…


Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterEmail this to someone