Выборы как имитация оргазма

glass_ceilingВыборы, выборы,
Кандидаты – п***ы
(Ленинград)

Выбирал я на днях, какой зеленый горошек купить к обеду, в супермаркете: «В стекле или в железной банке? Мозговых сортов? А что такое «мозговые сорта»? Чтоб было больше гороха и меньше воды? А по цене подойдет? Или взять сухой и замочить на ночь? Блин или вообще фасоль взять? Тоже бобовые. Точно, фасоль, вместо горохового супа будет тушеное мясо с фасолью. Добавлю соуса чили – получится а-ля мексикано. Или даже «Эль фасолио мексикано». Всё, решено, фасоль. Выбор сделан.

Выбирал я на днях и депутатов от своего округа в парламенты – городской и областной. Кстати, на выборы я хожу даже после того, как выбранные не мной депутаты отменили графу «против всех». Вот не хочу, а, блин, иду. Это все равно, что в лифте читать рекламу, которая меняется раз в две недели. Или в туалете – дезодорант, в котором ничего не меняется. Часть текста, вообще, написана по-украински или по-казахски, а все равно читаю.

И, знаете, что? Я горох к обеду выбирал дольше, чем народных депутатов. Потому что за последние несколько лет, которые прошли с предыдущих выборов, я о деятельности народных избранников узнал чуть менее, чем о музыкальном эффекте бобовых. То есть даже не ноль, а какое-то отрицательное число. Мало того, что деятельность партий или самовыдвиженцев происходит в какой-то параллельной телевизионной реальности, так еще есть ощущение, что они говорят с нами сначала на украинском, а потом и на казахском языках.

Причем говорят не с народом, который, по идее, их выбирает, а друг с другом. Причем их задача – самим себе впарить тезис о выборности и легитимности выборов, а потом разжевать и втюхать эту туфту электорату. И в результате у себя самих создать иллюзию того, что их, действительно, избрали.

0_1260ff_4485d01e_XL

Что я знаю о бобовых? Это высокоуглеводный питательный продукт, вкусный, нажористый, так сказать. Что я знаю о кандидатах в депутатах моего округа? То, что раз в четыре года они активизируются, изображают бурную деятельность с помощью промоутеров и спама, иногда ведут дебаты в телевизоре, а потом происходит магия и побеждает «Единая Россия».

Я немного захватил совковой однопартийной системы, когда 99% голосовали «как надо», и мне не нравится ситуация, в которой я не могу выбрать какой-то конкретный горох. «Принцесса вкуса» – потому что наш, воронежский. «Бондюэль» – потому что у них веселая реклама. Или антибренд в стеклянной банке, потому что мама такой покупает – «его хоть видно сколько» – говорит. А если я внезапно передумаю, то на обед будет мексиканское блюдо, или, вообще, чечевица.

А когда я стоял в кабинке и пытался вспомнить, что сделал в моем округе тот или иной кандидат, или партия, за последние четыре года, я понимал, что единственное, что я могу вспомнить – это рекламную кампанию ЕдРа, бессмысленную, бесполезную и дорогостоящую. «Вместе победим» – это что, б***ь, за мессадж? Кого победим?

Электорат уже и так не рыпается, Крым – наш, «украинские силовики» находятся на своей территории, Америка еще дальше. Кого или что «победим»? Покрытых мхом зюгановцев? Незаметных жириновцев? Или мы вместе псеводопобедим квазиоппозиционных недосправороссов?

shutterstock_86005924
Выборы, которые, по идее, должны были стать общественной оценкой, кульминацией реальной деятельности депутатов, превратились в имитацию оргазма, которая следует после имитации фрикций, которые были после имитации ухаживания.

Парадокс в том, что умозрительная имитация виртуального секса, происходящая исключительно в головах избирающих и избранных, уже после плебесцита, влияет на реальный уровень жизни обоих сторон. И последующие годы, вплоть, до новых выборов, происходит реальный секс, который в народе определяют через поговорку «Нас **ут, а мы крепчаем».

70Z2wA1btyk

Автор — Сергей Рущенко (Рущ)


Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterEmail this to someone