Воронежец в ополчении ДНР: за 4 месяца получил 6 тысяч рублей – воюю не за деньги!

yKXRoQ0_Asc

О том, что Илья уже давно на войне, я узнал случайно и был ошеломлен новостью. Еще недавно, казалось, бегали вместе на футбольном поле, где ему, нужно признать, равных было мало. Резкий, быстро мыслящий, выносливый, по воротам бил как из пушки. И всегда на позитиве…

Теперь он бьет из настоящей пушки (гранатомета) и сражается далеко не на футбольных полях. Кстати, его военный позывной «Спартак» – не случаен. Он и там помнит о красно-белых и мечтает побывать на новом стадионе «Открытие-арена». Наш материал о том, как он видит свою роль в этом месиве, против кого воюет, о быте ополченцев и о том, как Илья будет относится к украинцам после…

Расскажи нашим читателям коротко о себе…

Мне 24 года. Закончив Воронежский государственный технический университет (Политех), стал по образованию инженером. Живу с братом и бабушкой. Родителей нет в живых. Есть ещё 2 родных брата, они живут со своими семьями там же, где и я – в родном городе Семилуки Воронежской области. Девушки у меня нет. Я понимал, что в этот момент лучше без неё, а то будет лишний «тормоз», мешающий уехать в Новороссию. Работал у брата в компании по производству и монтажу натяжных потолков. Уже много лет назад мы вместе начинали ее развивать, потом и остальных братьев подтянули, а затем и друзей, других близких людей. Короче, фирма стала семейной.

Когда ты начал задумываться, что хочешь отправиться в Новороссию?

Мысли об отъезде из дома на освободительную войну меня посещали с самого начала конфликта, то есть где-то с апреля прошлого года.

Дальнейшие события ещё больше подталкивали и настраивали на поездку: Одесса, Славянск, Луганск, расстрелы и бомбёжки беззащитных людей меня просто не могли оставить равнодушным. Сильней и сильней рвался сюда, но не мог — братья не отпускали.

В футболе Илья - "десятка" на 100%!

В футболе Илья — «десятка» на 100%!

Но потом уже моё терпение вышло, не стал заранее кого-то предупреждать, купил билеты на поезд до Ростова, созвонился с мобилизационным центром Новороссии и выехал… Родные и близкие узнали об этом только в день моего отъезда.

Что или кто тебя поначалу удерживал от этого поступка?

Братья. Они переживали сильно, но потом свыклись и поняли, что меня не остановить и не переубедить. Хотя они сами имеют такую же точку зрения и если б не их семьи, то уже были бы здесь, со мной. Самый старший брат обещался приехать весной.

И вот о твоей задумке узнали родные, близкие друзья. Какие слова говорили?

Про близких я уже рассказал, а некоторые знакомые и друзья вовсе не знали ещё месяц спустя о моем решении и не верили словам ребят о том, что я уехал.
При этом, не было человека, который бы сказал, что я принял неправильное решение.

Илья, многие сейчас будут предполагать, что ты поехал на войну потому, что не сложилась жизнь здесь, в мирном, красивом, интересном городе…

Да понятное дело, так и будут думать. Но я их разочарую: у меня дома много хороших, преданных друзей, которые ждут меня. В Воронеже я имел хорошую работу с приличным заработком (минимум 50000 рублей, в среднем 70-80 тысяч). У меня самые лучшие братья, любимые племянники, крестник, который уже соскучился (как и крёстный по нему). Детей, кстати, очень люблю. С жильём проблем никаких нет, хорошая машина. Считаю, неплохо всё сложилось.

kDJ1sL4qhbQ

Фото Андрея Пыринова

 

Некоторые думают, что, если и не было таких, радикальных причин ехать в опасное место, типа проблем с законом, то человеку просто захотелось поиграть в романтику. Мол, детство в заднице заиграло…

Может и есть такие тут, которые от преследования закона ушли, но это ко мне никак не относится. Меня только идейные, патриотичные чувства подтолкнули приехать сюда! Да, я – патриот России и её народа!

Решение принято, что ты делал дальше?

Приехал в Донецк в военкомат. Потом забрали меня в Славянский батальон (в основном, там были солдаты, вышедшие из Славянска). Охранял гособъект – дом правительства. Спустя неделю командир пришёл и сказал, что десять человек из нас забирают на передовую. Предложил выйти из строя добровольцам. Вышли только двое: я и Радик – дед лет 60 из Волновахи, который мечтает освободить свой город от фашистов. Увезли нас под Ясиноватую. Были во втором эшелоне, и прикрывали фланг Мотороле. Через неделю опять в другую часть отправили, и снова попал в охрану. На этот раз генштаб охраняли.

Я не хотел быть в тылу, мне это нафиг не нужно было.

Попросился со своим другом-Мироном (Царствие Ему Небесное) в военную разведку Донского Казачества. Здесь мы знали, куда шли и понимали, что наконец-то начнём заниматься тем, чем хотели.

Погоди, важный момент: ты в армии служил? Стрелял когда-нибудь, кроме как сигареты в молодости?

В армии, к сожалению, не служил, но из автомата на сборах стрелял. Вообще я всегда стрелял хорошо, и здесь показал это.

И вот, ты попадаешь туда, где кончились игры. Какие первые чувства? Страшно?

Признаться, самый первый раз было очень страшно. В аэропорту нашей целью была колонна укровской техники, которая каждый день провозила провизию в терминал. Сомалийцы (подразделение Гиви) не справлялись с ними. И вот, вышли мы на позиции. Ночью раскопали окопы, которые, как оказалось, и спасли нас. Наступает утро, и вместо техники мы получаем снаряды и мины. Первый обстрел меня напугал. Страшно было так, что даже немного руки потрухивали, когда курил сигарету.

ffe2e6ca433d1bc7305cfc8a6786869f

А потом – нормально, привык. Да, адреналин в крови скачет, когда метрах в десяти от тебя снаряды падают. Или когда выходишь с РПГ (гранатомет) работать по БТРу, а он тебя с пулемета очередями бьёт… чувства непередаваемые. На четвереньках от его огня убегаешь и  — в окопы (смеется).

А сейчас бывает, что приходит реальный страх?

Теперь уже нет.

Как тебя встретили однополчане?

Здесь всех встречают хорошо. Ничего особенного. Сейчас я сам жду – должен с Москвы парень приехать.

Какие «страшилки» тебе рассказали сразу же, в первый день?

Страшилок я вообще не слышал. Только конкретные ситуации из ситуаций на фронте. Их очень много.

Что из увиденного поразило тебя больше всего? Постарайся вспомнить конкретные вещи, конкретных людей, конкретную картинку, историю…

Есть такие случаи и люди. Вот, например, пришёл в ополчение мужик лет пятидесяти. В армии не служил, автомат не видел никогда. Дали мне его на обучение. Я ему, естественно показал всё основное. Когда контакт пошёл, я у него спросил: «Зачем тебе эта армия нужна? Ведь у тебя возраст уже такой: учиться уже поздновато, да и не побегаешь как молодые на заданиях. Тем, что он сказал, я был поражен:

«Я сюда пришёл фашистскую тварь уничтожать, которая отняла у меня двух маленьких внуков и невестку. Артиллерия нациков наш жилой район разбомбила! Что мне остается еще делать?!».

Я понял, что тормозить его не стоит и обучал по полной программе.

Ещё одна картинка поразила. Идём мы, значит, с Живым и Совой в новое место жительства. Прежнее мины разбили, благо мы были на первом этаже. Слышим свист – мины летят. Падаем, накрываемся, ждём тишины. Потом дальше следуем. Впереди небольшой посёлок, с частными домами. И вот я вижу, как бабушка выходит из ближайшего дома и идет с ведрами к колодцу набирать воду. Спокойно, без паники вообще. Такое не каждый день увидишь.

obstrel_slavyanska
Расскажи о быте ополченца? Я часто пытаюсь себе представить ваше расположение, распорядок дня, и каждый раз мне какие-то картинки из военных фильмов приходят в голову…

Здесь не так, как в армии. Уставщины или какого-то жесткого контроля нет. А распорядок, значит, такой: в 7-30 зарядка. Бегаем по стадиону. Дальше — душ, завтрак. Потом идут теоретические занятия. После обеда, как правило, тактические занятия, и в принципе всё. После четырех время свободное. Кто-то в комнате у себя сидит, кто-то в тренажерке или в теннис играет. И так – каждый день.

Какие еще развлечения можете себе позволить в свободное время?

Можно и в кафе сходить, и погулять на улице, и в футбол поиграть. Если захотеть, то можно придумать много чего.

Насколько строга в твоей части дисциплина? Что спускается с рук, а за что могут наказать очень строго?

Порядок есть, но я бы не сказал, что здесь прямо всё очень строго. Поймают пьяного, могут закрыть в специальной комнате на сутки. Могут и плеткой казачьей публично выпороть. Смотря какие косяки.

То есть выпивать нельзя и в свободное время?

Да, у нас тут сухой закон, но втихаря можно. Главное, чтобы старшие командиры не видели.

Что на данный момент входит в твои обязанности?

Военная разведка, диверсионная группа. Я — командир расчёта СПГ (противотанковый гранатомет).
LnsGP_cZNnQ
В мои обязанности входит сделать свой взвод полноценной боевой единицей. Обучаю ребят тому, что сам здесь узнал. Рассказываю, как на практике применять эти знания. Ну и организационные всякие вопросы решаю.

Война – не армия. Нет у вас конфликта, когда в подчинение молодого попадает дяденька постарше?

Бывают такие ситуации.

Илья, я тебя знаю немного, понимаю, что ты очень эмоциональный, но серьезный, цельный человек. Знаю, что ты не из тех, кто может заиграться и не отдавать себе отчета в происходящем. Никогда не возникло желания уехать поскорее домой, чтобы опять жить обычной жизнью?

Вообще нет желания уехать сейчас домой! Здесь мне хорошо, я чувствую за собой долг.

А посещают мыслишки о том, что война – дело рук политиков, а отдуваться приходится простым людям?

Так это я знаю. Это все понимают, так всегда было, есть и будет. Политики подтолкнули, тронули народ за больное, он и встал.

dov

У меня часто появляется явное представление о том, что кого-то с украинской стороны затянули в БТР под угрозой тюрьмы или еще чего похлеще. Он бы и рад сидеть дома, но… не может. У тебя бывает жалость к тем, кто стреляет с той стороны?

У меня мысли о тех, кто с той стороны, такие, что они нифига не понимают. Их новости – это сплошной цирк и выдумка. Мне жаль их.

Мне жаль, что этих ребят обманывают и настраивают против своих же.

Ты встречался когда-нибудь лицом к лицу с представителями нацгвардии?

С нациками нет. С ВСУшниками только. Батальоны нацгвардии и всякие другие – самые жестокие и беспредельные по отношению к мирному населению. Их жалеть не стоит.

arm-ukr-17-05-14
Продолжение разговора с Ильей — завтра. В данный момент он находится на боевом задании – «на выезде», как говорят ополченцы.

Кстати, о том, в каких условиях живут ополченцы во время боевых заданий (практически на передовой), можно увидеть в альбоме, который находится в группе нашего издания. Для того, чтобы просмотреть альбом, вам необходимо вступить в это сообщество (это происходит моментально): посмотреть фото.

В тему:

10 Тарасов из Львова рассказали, почему они кричат «Кто не скачет, тот москаль!» и кто такие для них москали…

Девушка из Киева объяснила, как на Украине относились к жителям восточных областей, и многое стало ясно…

Женщина из Луганска поведала, что ей пришлось пережить с тех пор, как началась война…

 


Share on FacebookShare on VKTweet about this on TwitterEmail this to someone