Послевоенная футбольная лихорадка в Воронеже

Processed by: Helicon Filter;

Воронежский краевед, создатель уникальных коллажей Александр Березянский специально для журнала «Глаза» рассказал о своих воспоминаниях о воронежском футболе 50-60 годов. С теплотой и нескрываемой ностальгией он поведал о том, какие были в те годы болельщики, какой антураж был вокруг матчей. А также о том, как относились к спорту обычные люди…

Ваш покорный слуга видел на главном стадионе города таких корифеев воронежского футбола, навскидку: Андроников, Чернышов, Коротков, Радин, Шашкин, Янишевский, Проскурин – ох, да много можно написать имен. Вспомнив попутно и других прославленных футболистов…

Мне вспоминаются пятидесятые годы, когда отец приводил меня на стадион «Пищевик». В дни, когда команда «Труд» Воронеж проводила домашние матчи на стадионе, пожалуй, собиралось почти все мужское население города.

В те времена, не было телевизоров, а единственным окном в мир являлся громадный лопух висящий на стене. Так называемая радиоточка. Если была у кого-то радиола, то человек считался самым настоящим богачом!
У нас, кстати, была. И по ночам, когда все ложились спать, отец тихо включал этот агрегат. Крутя ручки настроек волн, ловил всевозможные радиостанции, доносящиеся из разных уголков СССР и Европы. Хоть на местном диалекте, а все равно, что-то новенькое в обыденности жития.

Processed by: Helicon Filter;

Но я все же про футбол… Наступал час «Х» с призывами-объявлениями по всему городу типа «Сегодня футбол!», «Все на стадион!». Как по мановению волшебной палочки заполнялись все идущие в сторону стадиона транспортные средства. Что творилось в трамваях и даже на них – это вообще отдельная история. Деревянные их вагончики превращались в кишащий улей, движущийся по улицам города. Вы думаете, забивались вагоны, и всё?! На подножках висели? Конечно, забивались и висели, но не только это. Вагоны имели боковые деревянные перегородки с одной и другой стороны, так вот они тоже обрастали мужиками, а иногда и с примесью женщин.

Люди хватались руками за окна, которые открывались полностью вверх, и становясь на эти перегородки, да куда только могла поместиться хотя бы половина стопы, этот улей несся, громыхая, по рельсам. Все ближе и ближе подвозил всю эту гудящую братию болельщиков к стадиону.

Прошло много времени с тех событий, и я всегда с любовью и немножко с улыбкой вспоминаю те бурные и такие милые годы. Ведь таким перемещением по городу тоже пользовался.
А на стадион мы всегда заходили со стороны улицы Фридриха Энгельса, где перед самыми входными воротами стояли турникеты. Через них дружинники с повязками и милиция пропускали всю эту ораву неистово вопящих болельщиков.

Мы — пацанва —  иногда умудрялись проникнуть на территорию стадиона и без билета. По палкам или деревьям, на сколько хватало сил, кряхтя и ругаясь, лезли на стены арены. В основном, на строения которые были на месте южной трибуны. Если никто не ловил, опрометью прыгали на землю, благо забор был не высоким, и быстренько разбредались по окрестным трибунам.
Оглядевшись, можно было наблюдать кишащих на окрестных деревьях детишек, а то и мужичков.  Независимо от турнирного положения «Труда», стадион всегда был переполнен.

23023

Все болельщики группировались на Восточной и Западной трибунах. Забивалось все: и стоячие, и сидячие места. А вы знаете, как высвечивался счет матча? Все было до банальности просто. Стояли шесты, сверху крепили названия команд, «Труд», правда, не менялся. По бокам были рамки, рядом с которыми суетился мужчина, и он в зависимости от счета вставлял цифры 0,1,2,3, ну, и так далее.

Всяко, конечно, бывало. А сейчас порой стыдно становится за некоторых болельщиков, которые с трибун шлют проклятия в адрес наших футболистов и тренеров. И как не вспомнить, как с любовью в 50-60-е годы болельщики обращались с нашими любимцами:  Андрон, Черныш, Ян – так они кричали им, чтобы те сделали какой либо ход, или обратили внимание перед подачей углового или аута.

Зачастую, чтобы узнать какие либо новости из закулисья «Труда», я приходил ко входу на стадион со стороны улицы Студенческая, где собирались ярые болельщики. Часами они обсуждали какую-либо тему или новость. Тут же висела и турнирная таблица, которая тоже разбиралась «от» и «до».

А что же представлял из себя  сам стадион и близлежащая территория? А что тут говорить, когда в Воронеже и в 60-е годы стояли голыми остовы когда-то жилых домов… Долго еще после войны Воронеж приходил в себя. Так и вокруг стадиона были одни развалины и руины. И каждый раз с приходом на стадион я наблюдал, как строились и восстанавливались близлежащие дома. Видел, как росло здание управления ЮВЖД.

Processed by: Helicon Filter;

Когда матч подходил к концу, большая масса людей уже покидала стадион, спеша к остановкам, так как после финального свистка на выходе неизменно случалась давка. А уж на остановках трамвая и автобуса было что-то невообразимое. И уже назад, громыхая по рельсам, мчался тот же улей. Унося домой обсуждавших матч, порой и перевозбудившихся, ругающихся мужичков.

В те времена много было и товарищеских матчей. Я уже и не помню, насколько сильны были те команды у себя на родине, но знаю что наш «Труд» большей частью выходил в таких играх победителем. Тогда еще говорили: в товарищеских выигрываем, в чемпионате проигрываем.

А если уж говорить вообще о спорте  и отдыхе трудящихся, как тогда говорили, мне вспоминаются уже стадион «Динамо».  На нём тоже были трибуны, и так же  масса людей собиралась здесь на отдых, на футбол, на каток и на другие спортивные мероприятия.

Processed by: Helicon Filter;

Да, именно там был «Каток моего детства». 10 или 20 градусов мороза –все это было нам ни по чем. Напялишь пару свитерков, да пару шерстяных носок, если уж слишком морозно, и вперед – по спуску улицы Ленина. Идешь по ее скату тротуарному, а там уже прикатанные дорожки, превращенные в ледяные горки.

2retro-katokПрокатишься несколько раз по встречающимся ледяным островкам и вот он – стадион. Внутри, под центральной трибуной, был прокат коньков. Там выдавали, там и точили, могли и подремонтировать.

Мы коньки, которые брали в прокат, между собой называли «хоккейки». У них были прямые полозья, и если ты попадал в мало-мальскую ямку на катке, то можно было запросто и упасть. Этим они и были не удобны. Но были уже и «канадки» с закругленным немного носиком. Лично мне хватало и «хоккеек», так как «канадки» стоили подороже.

Лед на «Динамо» заливался полностью по всему полю и по краям катка накапливались большие сугробы снега после его чистки. Катались все и двигались против часовой стрелки. Но главная прелесть катков – это музыка. Разная и на любой вкус. Под эти звуки и катались, стараясь синхронизировать свой ход с исполняемой мелодией. Количество тех, кто в это время находился на льду, не поддавалось счету. Бывало и проехать было трудно, варьируя между этой кишащей массой людей.

После многочасового моциона домой брели раскрасневшиеся, уставшие и довольные. Порой на подъем по улице Ленина и сил-то не оставалось. Тогда садились в трамвай и пару остановок ехали до дома. Подойдет кондуктор – хорошо, не подойдет – еще лучше. Трамвайная линия и остановка тогда были невдалеке со входом на стадион.

Это уже потом  пути были перенесены в глубину улицы как только стали засыпать мусорный овраг, который со всей этой территорией назывался «Коровьим логом». Тогда трамваи стали ходить в другом месте, ближе к железнодорожной насыпи, пока этот прекрасный вид транспорта не канул в Лету.

5

Сразу за центральной трибуной стадиона «Динамо» находилась хоккейная площадка. Там проводились хоккейные матчи: городские и областные. Болельщики, как и сейчас у «Факела» и «Бурана», почти одни и те же. Экипировка, конечно, на спортсменах была не та, что сегодня, но страсти кипели нешуточные. Болельщикам приходилось все время стоять за бортиком. Мороз, не мороз, ты – болельщик и должен стоять.  Хоккей, нужно сказать, был для нас в те годы в диковинку. Не были мы тогда еще ни чемпионами мира, не брали и олимпиад.

Processed by: Helicon Filter;

Зато массовый и любительский спорт  в Воронеже процветал. А те, кто попадал в большие команды, не думали о баснословных гонорарах, не допускали мысли о том, чтобы выступать за какой то зарубежный клуб. Думали только о славе своей команды, да и всей страны. Теперь молодым думаю и не понять нас, тех, кто жил в те далекие годы. Как порой и нам трудно разобраться в действиях парней и девчонок сегодняшних. Другая страна, другие помыслы.

Еще один роскошный материал Александра Березянского рассказывает о том, что мы утратили из-за беспощадной войны: Город, который мы потеряли (каким был Воронеж до войны).

Другие материалы Александра Березянского вы сможете увидеть в его интереснейшем Живом Журнале